Тиосто - маёнтак ў Мяжанскім раёне Віцебскай акругі БССР (1924-1926). Для гэтага населенага пункта на сайце Radzima.net ёсць наступныя даныя:
- геаграфічныя каардынаты мясцовасці і размяшчэнне маёнтку Тиосто на падрабязнай старой мапе пачатку ХХ стагоддзя і сучасных мапах, а таксама на саталітарных здымках Google Maps - Google Мапы;Тиосто на мапе
- адміністрацыйна-тэрытарыяльная прыналежнасць у складзе Расійскай імперыі, БССР (1924-1926),

Гэта інфармацыя даступна для зарэгістраваных удзельнікаў з Premium планам.

Пакінуць паведамленне

*
*
*
*

Паведамленні:

Православный храм в селе Тиосто, Городокского района Витебской области возник не на пустом месте.
И так , к моменту первого раздела Речи Пасполитой в 1772 года, на территории Витебских земель не осталось не одного православного храма. Все церкви, часовни, принадлежали униатской церкви. Хотя в этих церквях и был Византийский обряд, но все они были нацелены на окончательное окатоличивание своих прихожан.
Упоминание о Тиостовском храме в этот период истории мы можем обнаружить на старинной межевой карте Сурожского уезда Полоцкого наместничества 1785 года. Поселение Тиосто в то время было селом, что означало наличие в этом населённом пункте храма. На картах 1802-1804 года , также подтверждают наличие на берегу озера Тиоста -села с одноименным названием.
Памятная книга Виленской губернии за 1868 год сообщает нам, что "в 1826 году деревянная церковь в Тиосто сгорела от громового удара и приходская церковь была устроена из колокольни к которой была сделана пристройка".
С вхождением Витебских земель в состав Российской империи у местных жителей появилась «возможность вернуться» в лона Русской православной церкви. «Возвращение» заняло долгие семь десятилетий. Процесс «Возвращения» был длительным, болезненным, но в конечном итоге необратимым.
Можно предположить , что прихожане Тиостовского храма в 1839 году «присоеденились» к православию и еще до 1861 года продолжали служить господу в ранее описанном ветхом здании церкви.
Храм в селе Тиосто был освящён во имя «Пресвятой Владычицы Нашей Богородицы», или другими словами назывался во имя «Рождества Пресвятой Богородицы».
Самое же древнее упоминание о Тиостовском храме хранится в Российском государственном историческом архиве в деле о Генеральных визитах церквей за 1703 год. В этом деле упоминается священник Тиостовской церкви Патап Скарина, который был посвящён в сан митрополитом К. Жаховским. Из униатских священников служивших в Тиостовском храме нам известны Степан Ивашеко бывший викарием в 1811 году и администратором в 1816-1819 году, Игнат Давгялло бывший викарием в 1816 году, Ян Брадовский бывший викарием в 1816-1834 году, Сильвестр Заблоцкий бывший священником в 1834-1837 году, Елисей Заблоцкий бывший викарием в 1837 году, Якуб Харкевич бывший викарием в 1811 году. Нам также известно, что при унии Тиостовский храм имел приписную церковь в Веречье.

Из памятной книги Витебской губернии за 1864 год мы узнаём первое известное нам имя православного священника служившего в Тиостянском храме. Это Симеон Викентьевичь Никоновичь. По всей вероятности именно под его руководством в 1861 году начали строить новый храм в Тиосто, строительство продолжалось до 1865 года. Строительство храма происходило за счёт казны в рамках единой компании по ремонту и строительству новых православных храмов. О служении отца Симеона в Тиостянском храме мы узнаем из Памятных книг Витебской Губернии 1866, 1869 года.
С 1874 года в Полоцкой епархии начинают издаваться «Полоцкие епархиальные ведомости» . С его страниц мы узнаём, что с 7 апреля 1878 года по 4 мая 1885 года в Тиостянском храме служил Господу Александр Георгиевич Безродин. По всей вероятности именно он являлся первым учителем Василия Малахова, — единственного святого новомученика, конанизированного Русской православной церковью из Городокского района Витебской области. Василий Малахов родился в соседней с селом Тиосто деревни Дуброво и служил господу в Тиостянском храме.

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» за 1876 год № 16 стр.583 мы узнаем расписание приходов и причтов Полоцкой епархии и в частности по Тиостянскому храму , что в этом приходе «851 душа в селениях: Слобода, Мямли, Конецъ, Жары, Зимникъ, Хмѣльникъ, Тупицы, Малое Заборочье, Чистоуха, Замедвѣдки, Стволы, Мостищи. Шабры, Березовка, Плавеискъ, Переходица, Малюшки, Задобрая, Хотѣйка, Село, Дуброва, Заборка, Селезни, Запилюцкъ, Ворилка, Большое, Заборочье, Щинець, Трости, Баздилы, Кутолы, Горѣлицы, Лыськово, Горноки, Коробы, Украище, Плескошъ, Понизовье, Вирокъ, Алексѣево, Борки, Буды, Березовка, Крючокъ, Куково, Сатнево.»

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» за 1878 год №16 стр 556 мы узнаем о посещении Тиостянского храма Преосвященнейшим Викторином при его обозрении епархии «На пути изъ Козловичъ въ Зайково въ противоположныхъ сторонахъ отъ деревни Села, лежатъ два села, на лѣво, въ 6 верстахъ, Веріъчье, а на право, въ 2—3 верстахъ за озеромъ, Тесто. Владыка сначала поѣхалъ въ Веречье и, обозрѣвши его, возвратился къ Селу. Отселѣ до Теста сухимъ путемъ нужно объѣзжать кругомъ озера, туда и обратно, верстъ 30, а чрезъ озеро, въ оба конца, не болѣе 3 верстъ. Какъ быть? Шол довольно частый и крупный дождь при вѣтрѣ; было уже 6 часовъ вечера; до Зайкова, гдѣ назначенъ былъ ночлегъ, оставалось еще верстъ 25; дорога грязная. Владыка сѣлъ на рыбачью лодку, съ рыбакомъ и тысяцкимъ; подъ дождемъ отправился чрезъ озеро, оставивъ своихъ людей и полицейскихъ на берегу его. Діаконъ Орловъ хотѣлъ былъ сѣсть въ лодку, Владыка остановилъ его, сказавъ: оставайся здѣсь; у тебя жена и дѣти... На противоположномъ берегу пришлось идти на гору и по огородамъ около 0,5 версты, подъ дождемъ же, по густой и мокрой травѣ, безъ дороги…

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» за 1880 год №5 мы узнаем о том, что «Въ тіостянскую город. у. церковь поступили слѣдующія пожертвованія отъ поставщика Высочайшаго Двора Сергѣя Ивановича Бѣлкина’, бархатное облаченіе на престолъ и жертвенникъ, серебр. вызолоч. потиръ, дискосъ, звѣздица, лжица, копіе, ковшикъ и двѣ тарелочки (вѣс. 2 ф. 2 л.), плащаница на малиновомъ бархатѣ, три лампадки, иконы Божіей Матери и преп. Сергія, два Евангелія, шелковая катапетасма и 22 большихъ свѣчи въ паникадило,—всего на сумму 850 рублей.» От Белкина пожертвования поступали не только в Тиостянский храм, но и в другие храмы Городокского уезда,. Это очень хороший пример меценатства , который сегодня достойно переняла, наша соотечественница Анастасия Петровна Оситес. Построившая за собственные деньги Храм в деревне Бычиха и долгие годы материально его обеспечивая.

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» за 1885 год № 11 мы узнаем «4-го мая сего года скончался на 46 году жизни, отъ чахотки, священникъ села Тіосто, Городокскаго уѣзда, Александръ Георгіевъ Безроднинъ. Покойный—сынъ священника, родился въ с. Любашково, Витебскаго уѣзда, обучался въ Полоцкой духовной семинаріи и, по окончаніи въ ней полнаго курса богословскихъ наукъ, 1 сентячря 1865 года опредѣленъ былъ на должность учителя и законоучителя въ Ворклянское народное училище, а 5 марта 1867 г. Преосвященнымъ Саввою рукоположенъ во священника въ с. Орѣховно Лепельскаго уѣзда. Съ 1868 г. по 1871 г. состоялъ учителемъ и закноучителемъ Орѣховскаго народнаго училища и депутатомъ по Лепельско-Вѣтринскому благочинію. 13 марта 1872 г. перемѣшенъ согласно прошенію въ м. Россицу Дриссенскаго уѣзда. 10 мтрта 1876 г. Преосвященнымъ Викториномъ награжденъ набедренникомъ, за усердную службу, а 7 апрѣля 1878 г. тѣмъ же Преосвященнымъ перемѣщенъ въ с. Тіосто Городокскаго уѣзда. Съ 18 сентября 1881 г. былъ законоучителемъ Тіостовскаго народнаго училища. Послѣ смерти его остались жена Надежда Максимиліанова 38 кѣтъ и сыновья Веніаминъ 6 и Валентинъ 3 лѣтъ.» В этом же году в №10
мы узнаем о « Прошеніе крестьянина Городокскаго уѣэда Тіостянской волости деревни Дуброва Якова Терентьева Малахова, коимъ проситъ о снятіи платы 25 руб., взимаемыхъ за право ученія сына его Василія въ витебскомъ духовноиъ училищѣ. Постановлено: Депутаты съѣзда назначать пособія ученикамъ другихъ сословій не уполномочены отъ духовенства Витебскаго округа а потому постановили: въ просьбѣ крестьянину Малахову отказать.»
В этом же году в №13 сообщается: « Перемѣщены согласно прошенію: священникъ с. Козьяны, Городокскаго уѣзда, Іоаннъ Довгялло въ с. Тіосто того же уѣзда». Иоанн Довгялло прослужил в Тиостянском храме с 6 июня 1885 года по 15 февраля 1888 года

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» за 1886 год № 12 мы узнаём, что « Разрѣшено: причту и церковному старостѣ с. Тіосто Городокскаго уѣзда, исправить крышу, куполъ и иконостасъ приходской церкви на 150 руб. пожертвованныхъ прихожанами и 100 р. церковныхъ;»
№17 узнаем о том, что «По предложенію Полоцкой дух. консисторіи в Тіостовскую церковь отъ Московскаго купца Сергѣя Ивановича Бѣлкина поступили пожертвования : икона двунадесятыхъ праздниковъ (дл. 3/4 аршина на кипарисѣ въ кіотѣ) цѣною 25 р. и полное священническое облаченіе изъ голубой парчи цѣною 50 руб., итого на 75 руб.;
№19 сообщает, что «Изъявлена признательность Епархіальнаго начальства со внесеніемъ въ послужный списокъ—Городокскаго уѣзда, с. Тіосто, священнику Іоанну Довгялло, за его заботы о нуждахъ приходской церкви. Преподано Архипастырское благословеніе: прихожанамъ с, Тіосто Городокскаго уѣзда, за посильныя ихъ пожертвованія на нужды приходской своей церкви.»

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» за 1888 год №4 мы узнаём о том, что «Перемѣщены: Дриссенскаго уѣзда с. Борковичи священникъ Максимиліанъ Довгялло и Городокскаго уѣзда с. Тіосто священникъ Іоаннъ Довгялло одинъ на мѣсто другаго, съ назначеніемъ послѣдняго и. д. благочиннаго II Дриссенскаго округа; Максимилиан Довгялло прослужит в Тиостянском храме с 15 февраля 1888 года по 1 марта 1888 года
№5 о том, что: «Перемѣщены согласно прошенію—Городокскаго уѣзда с. Тіосто священникъ Максимиліанъ Довгялло и Дриссенскаго уѣзда с. Діорновичи священникъ Василій Барщевскій— одинъ на мѣсто другаго. Василий Барщевский прослужит в Тиостянском храме с 1 марта 1888 года по 1903 год.

Из «Полоцких епархиальных ведомостей за 1897 год №21 стр. 1007 мы узнаем о «Торжестве освящения сооружённаго при Тіостовскомѣ храмѣ придела во имя преп. Сергія Радонежского чудотворца.'"
В 1897 году 25 сентября, въ Тіостовскомъ, Городокскаго уѣзда, приходѣ совершалось давно ожидаемое прихожанами торжественное освященіе вновь сооруженнаго при Тіостовскомъ .холодномъ храмѣ теплаго придѣла во имя преп. Сергія Радонежскаго чудотворца. Придѣлъ сей выстроенъ по постановленію мѣстнаго цер.приходскаго попечительства отъ 27 октября прошлаго 1896. г. за № 6, въ память. Священнаго Коронованія Ихъ Императорскихъ Величествъ і Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Ѳеодоровны Собственно для удобнаго веденія зимой внѣбогослужебныхъ собесѣдованій съ прихожанами и обученія сихъ послѣднихъ общему церковному хоровому пению с голоса.
Иниціаторомъ такого важнаго для прихода дѣла былъ мѣстный священникъ о. Василій Барщевскій, онъ же принялъ на себя завѣдываніе работами безъ всякихъ подрядчиковъ. Понимающій столярное и плотничье ремесла, священникъ нанялъ себѣ сподручныхъ 5—6 мастеровъ и съ ними въ три недѣли возвелъ стѣны новаго зданія и поставилъ стропилы для желѣзной крыши. Священникъ первымъ всегда съ топоромъ, пилой, долотомъ и т. п. восходилъ на стѣны сооружаемаго зданія и послѣдній оставлялъ работы почти безъ всякаго полуденнаго отдыха. Обыкновенно работы начинались съ 3—4 часовъ утра и оканчивались въ 10 вечера. Прихожане дивились успѣху и прочности новаго сооруженія, но никто добровольно не хотѣлъ приложить своего труда и только по заказу подвезли камень, глину, мохъ и т. п. и къ пріѣзду Его Преосвященства, 11 іюня, очистили площадь отъ лишняго сора вокругъ храма. Нужно было, значитъ, начавшему дѣло все выносить на своихъ плечахъ. Но Господь Богъ помогъ усерднымъ труженикамъ. Первый разъ самостоятельно взявшіеся за строительство молодые плотники, столяры и каменщики, подъ руководствомъ своего пастыря, какъ главнаго рабочаго въ данномъ случаѣ, къ 1-му августа буквально окончили всѣ работы и даже установили старый иконостасъ, перенесенный изъ холоднаго храма. Оставалось только окрасить крышу и внутри полъ новаго храма, но и эти работы, благодаря сухому времени, не затянулись, такъ что къ 15-му августа можно было уже устроить освященіе придѣла, оказавшагося, по убѣжденію всѣхъ мѣстныхъ сосѣдей изъ привиллегированнаго сословія, обширнымъ, чистымъ, прочнымъ и благолѣпнымъ, почти нисколько не нарушившимъ фасадъ холоднаго храма, особенно съ южной и восточной сторонъ. Придѣлъ сей сооруженъ съ сѣверной части храма на прочномъ булыжномъ фундаментѣ, подведеннымъ подъ уровень фундамента холодной церкви. Желѣзная крыша придѣла искусно связана съ крышей опять той же холодной церкви и окрашена въ одинъ съ нею цвѣтъ мѣдянкой; стѣны ошелеваны новыми досками подъ одну линію и узоръ съ стѣнами холоднаго храма, словомъ, все устроено на подобіе тому, какъ устроенъ теплый придѣлъ при баталіонной Св.-Николаевской церкви въ г. Витебскѣ. Размѣръ придѣла съ алтарной частью такой: длина 7 саженъ, ширина 4 сажени до алтаря и три сажени въ алтарѣ, при чемъ самый храмъ выходитъ 5X4, съ двумя входами изъ притвора и средней части холодной церкви,—съ двумя голландскими печами и пятью окнами, съ хорошей вентиляціей при двойномъ полѣ и потолкѣ. Иконостасъ въ придѣлѣ, какъ замѣчено выше, перенесенъ изъ холоднаго храма и, передѣланный руками священника съ накладкой на нѣкоторые кіоты позолоченной рѣзьбы, высматриваетъ очень благовидно, особенно много украшаютъ храмъ заклиросныя иконы въ посеребрянныхъ ризахъ аплике—справа преп. Сергія, а слѣва Божіей Матери Троеручицы, пожертвованія извѣстнаго Московскаго куица О. И. Бѣлкина. Утварью придѣлъ, благодаря милости Божіей и молитвенному ходатайству Его угодника преп. Сергія, тоже представляется изобилующимъ достаточно. Нѣкіимъ рабомъ Божіимъ Сергіемъ, желающимъ остаться неизвѣстнымъ, въ сей придѣлъ почти одновременно чрезъ московскій магазинъ церковныхъ вещей Оловянишникова высланы слѣдующіе предметы: одинъ кусокъ парчи на облаченіе св. престола жертвенника и аналогіевъ, полное готовое облаченіе изъ дорогой парчи, священническое и діаконское, сосудъ съ полнымъ приборомъ, святое евангеліе въ цѣнной металлической обложкѣ, напрестольный крестъ, двухъ-ярусное паникадило, четыре металлическихъ висячихъ лампады съ позолотой, пять большихъ подсвѣчниковъ съ металлическими свѣчами, всенощное блюдо, хоругви и шелковая катапетасма—всего приблизительно на 500 рублей. Явились, по усердію добрыхъ людей, и денежныя средства, на которыя воздвигнутъ теплый храмъ во славу Божію. Мѣстное цер.-прих. попечительство на означенный предметъ собрало лишь всего сто рублей, съ разрѣшенія епарх. начальства церковной суммы затрачено 248 руб. 68 коп. и еще взято попечительствомъ въ долгъ отъ вольнонаемной просфорни мѣстной на тотъ же предметъ сто рублей, итого 448 руб. 68 коп. Между тѣмъ по оцѣнкѣ знатоковъ строительнаго, дѣла сооруженный теплый храмъ, помимо всѣхъ расходовъ на покупку разнаго матеріалов какъ-то: желѣза, кирпича, извести и т. п.. долженъ непремѣнно по однѣмъ работамъ стоить болѣ 500 рублей , когда напр. за попилку досок уплачено сто рублей.

Очевидно, Самъ Господь Богъ, по молитвамъ своего угодника, преподобнаго, Сергія, помогалъ строителямъ, особенна если принять во вниманіе, что всё зданіе воздвигнуто из остатковъ лѣса, отпущеннаго казной по смѣтѣ архитектора только на ремонтъ пола въ Тіостовскомъ холодномъ храмѣ. Каждый кусок дерева какъ бы спорился, въ рукахъ мастеровыхъ и каждая пожертвованная копейка на святое дѣло усугублялась въ своей стоимости.
Крупныхъ пожертвованій болѣе 3-хъ рублей на сооруженіе придѣла ни отъ кого не поступило, а лишь въ одной кружкѣ предъ образомъ препод. Сергія найденъ билетъ въ сто . рублей, опятъ неизвѣстно кѣмъ пожертвованный.
Такъ, съ помощью Божіей, начатое дѣло совершилось благоуспѣшно и для деревенской обстановки представляется весьма изящнымъ.
Наканунѣ 25 сентября, по порученію епарх. начальства, выбывшій для освященія новосооруженваго храма, благочинный 1-го. Городокскаго округа, протоіерей о. Димитрій Григоровичъ совершилъ торжественно всенощное бдѣніе въ сослуженіи двухъ священниковъ и при двухъ діаконахъ (изъ с. Зайкова и с. Бескатова). На всенощномъ бдѣніи народу было не особенно много по причинѣ отдаленности деревень отъ церкви. На другой день, т. е. 25 числа, въ 9 часовъ утра, совершено малое освященіе воды въ храмѣ и затѣмъ по дополнительному требнику—чинъ освященія храма, съ омовеніемъ св. престола и жертвенника, съ обнесеніемъ св. антиминса при крестномъ ходѣ вокругъ храма и съ положеніемъ святыни Господней на Божественную трапезу. Умилителенъ по своей знаменательности означенный чин, особенно при толковомъ чтеніи и пеніи положенныхъ въ обрядѣ стиховъ и псалмовъ. По окончаніи чидодослѣдовзнія освященія храма и по окропленіи всѣхъ молящихся, святой водой, предстоятель протоіерей о. Димитрій Григоровичъ, обратившись къ людямъ, живымъ словомъ привѣтствовалъ прихожанъТиостовской церкви , съ знаменательнымъ торжествомъ, указалъ кратко, на труды мѣстнаго священника о. Василія Барщевскаго, при постройкѣ удобнѣйшаго во всѣхъ отношеніяхъ теплаго придѣла и наглядно разъяснилъ значеніе всей обрядности церковной, совершенной при освященіи. Затѣмъ непосредственно начато было совершеніе Божественной литургіи соборнѣ—съ двумя священниками и двумя діаконами. Молящихся было много и не помѣстившіеся въ тепломъ придѣлѣ съ удобствомъ стояли въ холодной церкви и при отворенныхъ дверяхъ слушали Богослуженіе. Во время причастнаго стиха мѣстный священникъ о. Василій Барщевскій произнесъ слово, обращенное преимущественно къ прихожанамъ. Изобразивъ вкратцѣ жизнь преп. Сергія и основаніе имъ Св.-Троицкой Сергіевой лавры, проповѣдникъ остановилъ вниманіе слушателей на томъ, что дебрь непроходимая была тамъ, гдѣ нынѣ красуется св. обитель пр. Сергія съ разсадникомъ высшаго просвѣщенія—духовной академіи.
„ Непроходимая дебрь въ религіозно-нравственномъ отношеніи, прибавилъ проповѣдникъ, была лѣтъ 40—30 тому назадъ и въ приходѣ Тіостовскомъ, который, освободившись отъ уніи и крѣпостной зависимости, едва только начиналъ свою историческую жизнь. Вмѣсто храма прихожане имѣли лишь часовню (храмъ выстроенъ въ 1864 году), о школѣ не имѣли никакого понятія, преисполненные суевѣрій, не знали молитвъ, и волшебства и чаровства боялись даже больше, чѣмъ власти помѣщичьей. Но вотъ прекратилось крѣпостное право. Правительство непосредственно взяло само въ руки всѣ заботы о крестьянахъ и воздвигло въ с. Тіостѣ на свои средства хотя небогатый, но прочный деревянный храмъ. Нашелся въ то же время истинный русскій помѣщикъ въ Тіостовскомъ приходѣ, нѣкто Сергѣй Ивановичъ Бѣлкинъ, который, въ заботахъ о просвѣщеніи свѣтомъ ученія Христова меньшихъ братій, на свои средства основалъ школу народную около церкви. При усердной дѣятельности пастырей церковная школа и просвѣщеніе въ приходѣ быстро пошли впередъ и явно показали свой успѣхъ. Одинъ изъ крестьянъ, окончивъ курсъ ученія въ сей школѣ, превосходно прошелъ ученіе въ дух. училищѣ и семинаріи, поступилъ въ Московскую дух. академію при Троицкой Сергіевой лаврѣ; прихожане же годъ отъ году стали отзывчивѣе на дѣла благая и, наконецъ, украсили свой холодный храмъ и выстроили теплый новый въ примѣръ ближнимъ другимъ прихожанамъ. Явно заступничество и покровительство препод. Сергія, Радонежскаго чудотворца, укрѣпилось по вѣрѣ обращающихся къ нему съ молитвой, заключилъ проповѣдникъ, въ приходѣ Тіостовскомъ». По окончаніи литургіи былъ торжественно совершенъ акаѳистъ преп. Сергію съ молитвенными прошеніями о мирѣ, здравіи, спасеніи и посѣщеніи рабовъ Божіихъ, благотворителей храма и прихожанъ. Многіе со слезами на глазахъ колѣнопреклоненно, смотря на чудный образъ преп. Сергія, отъ всего сердца взывали къ угоднику Божію словами акаѳиста и разошлись по домамъ своимъ, истинно освѣщенные благодатію Духа Божія. “ Въ домѣ священника всѣмъ служащимъ священно и церковно-служителямъ съ пѣвчими и сосѣдямъ-гостямъ былъ предложенъ обѣдъ, за которымъ произносились рѣчи по поводу совершившагося торжества. Такъ проведенъ въ глуши деревенской день священной памяти преподобнаго Сергія во славу Божію и состоялось торжество, рѣдкое по своему значенію.

Прихожанинъ Серіѣй Малаховъ.»

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» 1902 года №5 мы узнаем о смерти бывшего священника Тиостовской церкви Иоанна Максимильяновича Довгялло, в размещённом в этом номере, никрологе дается описание Тиостовского прихода.: « Въ 1885 г. 6 іюня о. Д. былъ перемѣщенъ къ Тіостовскому приходу. Въ хозяйственномъ отношеніи Тіосто—одинъ изъ самыхъ лучшихъ погостовъ Городокскаго уѣзда. При церкви, тутъ же въ селѣ, роскошнаго качества пахотная земля, съ лугами заливными по берегу озера, тутъ же и своя лѣсная дача. Надѣлъ церковной земли простирается до 100 дѳс. Помимо этого причту принадлежитъ отдѣльный фольварокъ „Озерки* (около 40 дес.), въ 8 верстахъ отъ приходской церкви. Прихожанъ до 2 тыс.; народъ зажиточный, щедро надѣляющій свой причтъ доходами (начиная отъ платы за исповѣдь) особенно по сравненію съ Козьянскимъ приходомъ; хорошо обставлеиное народное училище, имѣющее свой особый капиталъ, завѣщанный С. И. Бѣлкинымъ...
Въ Тіостѣ о. Д. пробылъ 2 года и 8 мѣсяцевъ. Главною заботою его и тутъ было блігоукрашеяіе приходскаго храма: храмъ былъ обновленъ, пріобрѣтены новыя иконы, утварь. Но напоминаніемъ о пребывапіи здѣсь о. Д. надолго останется устройство причтовыхъ казенныхъ помѣщеній, прекрасный фруктовый садъ, начатыя къ осушкѣ луговъ канавы, расширеніе площади посѣва и пр.»
В №8/9 священник Тиостовского храма написал статью «Къ характеристикѣ ревностнаго пастыря церкви Христовой»
Въ недавнее время на страницахъ нашего епархіальнаго органа былъ помѣщенъ некрологъ, скончавшагося въ г. Лепелѣ 3-го февраля, протоіерея о. Іоанна Максимиліановича Довгялло. Въ некрологѣ съ приложеннымъ къ нему надгробнымъ словомъ описывается пастырская дѣятельность покойнаго во всѣхъ тѣхъ приходахъ епархіи нашей, гдѣ Господь судилъ о. Іоанну священствовать. Между тѣмъ о пастырскихъ трудахъ о. Довгялло въ селѣ Тіостѣ составителемъ некролога замѣчено лишь вскользь, какъ-будто по причинѣ непродолжительности времени, проведеннаго нынѣ усопшимъ въ означенномъ приходѣ. Въ самомъ дѣлѣ: какой можетъ быть успѣхъ въ дѣятельности сельскаго пастыря за одинъ-два года его службы среди темной массы прихожанъ? Тѣмъ не менѣе, припоминая евангельскую притчу о дѣлателяхъ въ виноградникѣ у справедливаго ,,хозяина дома", вознаградившаго своихъ рабочихъ вовсе не по часамъ ихъ работы и заплатившаго пришедшимъ на работу въ полдень столько же, сколько и трудившимся съ утра (Мѳ. 20 гл., 1—14 ст.), считаемъ своимъ долгомъ освѣтить личность усопшаго и за время прохожденія имъ служенія въ с. Тіостѣ. Въ данномъ случаѣ исключительное вниманіе обратимъ на внутренній характеръ дѣятельности пастыря, чѣмъ только, кажется, и можно объяснить всегдашній успѣхъ въ пастырскихъ трудахъ почившаго о. протоіерея.
Пишущему сіи строки впервые пришлось познакомиться съ о. Іоанномъ въ с. Дерновичахъ, Дриссенскаго уѣзда, когда о. Довгялло, назначенный вмѣсто своего отца благочиннаго 2-го округа въ с. Борковичи, обозрѣвая благочиніе, посѣтилъ мой домъ и ревизовалъ Дерновичскій храмъ, при которомъ я начиналъ свое пастырское служеніе. Признаюсь, меня тогда просто поразила нѣкая проницательность взора въ свѣжемъ для меня человѣкѣ, его властное слово и въ то же время обращеніе съ какимъ-то особымъ дружелюбіемъ или товариществомъ ко мнѣ, меньшему пастырю. Въ обыденномъ разговорѣ о. благочинный Довгялло сразу повелъ себя со мною, какъ старый хорошій знакомый, со свойственными ему бѣлорусскими шутками и прибаутками, а когда зашла рѣчь о благоустройствѣ храма и прихода, то казалось — непонятнымъ: какъ все слабое въ церкви тотчасъ было подмѣчено моим руководителемъ ... Немедленно даны были и опытныя наставленія, какъ лучше строить церковь Божію... Не знаемъ, оцѣнены ли заслуги о. Іоанна Довгялло, какъ благочиннаго или ближайшаго руководителя другими пастырями, бывшими въ его благочиніяхъ Дриссенскаго и Лепельскаго уѣздовъ; но лично для меня тактъ моего, можно сказать, перваго совѣтника по практикѣ церковной— незабвененъ. Особенно же цѣнны и приснопамятны для меня совѣты и наставленія о. Довгялло, какъ моего предшественника по службѣ въ с. Тіостѣ. Вотъ, что говорилъ мнѣ тогда о. Іоаннъ: „Оставляется тебѣ, братъ, нива почти еще непочатая къ воздѣлыванію,, какъ захочешь, такъ ее и будешь пахать, но знай, что на первомъ мѣстѣ у тебя должны быть нелицемѣрная молитва и живое слово предъ пасомыми. Новаго въ пастырской практикѣ для матеріальнаго обезпеченія своего ничего никогда не создавай, а довольствуйся малымъ тѣмъ, что заведено изстари, и что даваться тебѣ будетъ прихожанами отъ чистаго сердца. Нашъ простолюдинъ—темный человѣкъ, но онъ чуткимъ сердцемъ отличитъ пастыря добраго отъ наемника и вознаградитъ своего батюшку, чѣмъ можно. Въ борьбѣ со зломъ или за исполненіе закона не всегда будешь побѣдителемъ, но всегда старайся зло побѣждать добромъ и своимъ пасомымъ служи примѣромъ исполнительности должнаго и хотя не всегда будь строгъ въ данномъ случаѣ, однако никогда не падай духомъ при всякомъ чистомъ или безкорыстномъ дѣлѣ и крѣпись серцѳмъ съ вѣрой въ Бога при всѣхъ твоихъ служебныхъ и житейскихъ треволненіяхъ"…

Какъ, повидимому, просты только что приведенныя на память слова прослужившаго къ тому времени двадцать лѣтъ человѣка-пастыря словесныхъ овецъ и его чистосердечный совѣть меньшему брату своему, но сколько практическаго ума и добродушія свѣтится въ нихъ! И дѣйствительно, пятнадцатилѣтняя служебная практика наша и знакомство сь людьми разнаго званія и положенія въ обществѣ, а паче познаніе своихъ пасомыхъ прихожанъ Тіостовской церкви,—все это уяснило намъ непреложность словъ совѣтника и умѣнье его живопомазанно руководить другими.
Приходъ Тіосто, расположенный въ глуши, вдали отъ большихъ проѣздныхъ путей, мѣстечекъ и городовъ (ближайшее мѣстечко Усвяты 30 вер., а уѣздный г. Городокъ 50 вер.), какъ значится по записаямъ церк. лѣтописи Тіостовской церкви за 1885—8 г., достался о. Іоанну Довгялло въ непривлекательномъ видѣ какъ и причтовое хозяйство, и постройки и самый храмъ с. Тіосто. Прихожане, живя малыми деревушками на разстояніи 15— 20 верстъ отъ храма, рѣдко посѣщали оный, праздничные дни лѣтомъ проводили въ полевыхъ работахъ и пьянствѣ, а зимой въ отлучкахъ по извозу и т. п., своихъ дѣтей въ школу почти не отдавали и малолѣтокъ, унимая отъ каприза, просто пугали „попомъ", какъ страшилищемъ, а сами прятались, когда священникъ являлся къ нимъ въ дома.., Но вотъ проходятъ два года и восемь мѣсяцевъ пастырства о. Іоанна Довгялло при Тіостовской церкви, и мнѣ, вступившему въ его слѣды дѣятельности, только нужно было радоваться заведенному порядку или внутреннему строю прихода. За требоисправленія „поддерживать какую-либо таксу" оказалось ненужнымъ, ибо за труды причта въ приходѣ была заведена посильная прислуга отъ прихожанъ по взаимному соглашенію ихъ съ причтомъ въ хозяйствѣ послѣдняго. Напр., за освященіе поля деревня присылала на извѣстный день причту своихъ подростковъ подчищать заросли на церковныхъ лугахъ, женихъ всегда съ охотою шелъ предъ бракомъ или послѣ онаго къ батюшкѣ въ садъ подчищать дорожки и канавки, садить и поливать деревца и т. п. Вещественныя приношенія при этомъ прихожанами „пѣтуховъ, пироговъ" и т. д., а также сборы хлѣба осенью безъ всякаго церковнаго видимаго дѣла („колядничествомь") совершенно были уничтожены, и большинство требъ церковныхъ оставлено безъ всякой оплаты причту, или по желанію прихожанъ и, такимъ образомъ, установлены самыя лучшія отношенія между пастыремъ и пасомыми... При всякомъ случаѣ свиданія священника съ прихожанами сама собою явилась живая бесѣда отца съ дѣтьми; въ храмѣ, при всей его скудной обстановкѣ и отсутствіи денежныхъ суммъ,—все поставлено, кажется, въ первый годъ священства о. Довгялло въ с. Тіостѣ на возможную высоту, при чемъ: аккуратность, уютность и чистота съ соблюденіемъ благолѣпія службы церковной у о. Іоанна были на первомъ мѣстѣ. Между прочимъ стѣны въ средней части окрашены клеевой краской, весь иконостасъ перестроенъ на новый ладъ съ подобающимъ святынѣ приличіемъ (теперь онъ у меня перенесенъ въ теплый храмъ), и во всемъ видно было, что труженникъ-пастырь при бѣдности духовной и матеріальной своихъ прихожанъ личными средствами и умомъ создавалъ и создалъ основательный фундаментъ, на которомъ впослѣдствіи стало легче строить зданіе или церковь Божію. При проницательномъ взорѣ своемъ, о. Іоаннъ Д. хорошо понималъ, отчего бываетъ запущенность въ православныхъ приходахъ бѣдной нашей Бѣлоруссіи, а часто и непріязненныя отношенія пасомыхъ къ своему пастырю. Прямыхъ причинъ сей язвы общественной (когда являются „таксы" за требоисправленіе церковное и разнаго рода несогласіе прихожанъ съ пастыремъ, не говоря, конечно о расколѣ и штундѣ или инославномъ вліяніи) въ православномъ приходѣ, по словамъ о. Іоанна Довгялло, всегда замѣчается двѣ, во-первыхъ, разобщенность пастырской дѣятельности въ смежныхъ приходахъ, когда пастыри не помогаютъ одинъ другому, и пасомые ничего лучшаго не видятъ у своихъ сосѣдей; во-вторыхъ же, то обстоятельство, что православные наши іереи чрезъ свою матеріальную малообезпеченность по семейнымъ своимъ обстоятельствамъ часто, vоlеns-nоlеns, должны служить двумъ Господамъ: Богу и мамонѣ. Прискорбный фактъ, но вѣрный!
Такимъ образомъ, къ общей характеристикѣ усопшаго протоіерея о. Іоанна Довгялло, изложенной въ его некрологѣ на страницахъ „Пол. Епарх. Вѣд.“ № 5-й сего 1902 г., необходимо еще прибавить прямоту характера въ ревностнѣйшемъ пастырѣ церкви Христовой, проницательность его ума и умѣнье учить и служить примѣромъ для своихъ собратій и, наконецъ, его пастырское безкорыстіе или послѣдованіе заповѣди Господней, гласящей всему міру, что прежде всего нужно „искать царствія Божія и правды Его“, и тогда все земное приложится намъ (Мѳ. VI гл., 33 ст.). И замѣчательно, непреложенность сихъ словъ евангельскихъ какъ нельзя лучше, осуществилась въ жизни о. Іоанна Довгялло, когда онъ всюду имѣлъ успѣхъ въ своей дѣятельности и „мечтавшій", по словамъ составителя его некролога, окончить дни жизни своей въ Тіостовской глуши деревенской, волею начальства всегда переходилъ изъ худшаго прихода въ лучшій и отъ славы къ славѣ по доступной для сельскаго пастыря административной лѣстницѣ, сохраняя въ то же время, какъ мы не разъ слышали отъ него самого лично, пріятнѣйшее воспоминаніе о погостѣ Тіостѣ, такъ что считалъ его почему-то „богатѣйшимъ" въ Городокскомъ уѣздѣ... Миръ же праху почившаго!
Какъ только въ с. Тіостѣ получилось извѣстіе о кончинѣ о. Іоанна, предъ прихожанами торжественно была отслужена панихида и всѣ, помнящіе своего бывшаго пастыря, прихожане Тіостовской церкви приглашены записать имя скончавшагося о. протоіерея въ свои диптихи наряду съ другими драгоцѣнными имъ именами.

Въ заключеніе, для освѣщенія истины предъ интересующимися справедливымъ положеніемъ приходовъ нашей.. Полоцкой епархіи въ опроверженіе описанія с. Тіосто составителемъ некролога о. Довгялло въ „Пол. Епарх. Вѣд.“ (см. №5 1902 г., стр. 197) смѣю высказаться, что это описаніе притиворѣчитъ отмѣткѣ удобствъ земельныхъ угодій по клировымъ вѣдомостямъ. Погостъ Тіосто нынѣ, дѣйствительно, представляется удобнѣйшимъ въ хозяйственномъ отношеній, но лишь по своему красивому и хорошему усадебному положенію на пространствѣ отъ 4-хъ до 6-тн десятинъ, занятыхъ гумномъ и огородами мѣстнаго причта; во всѣхъ же другихъ матеріальныхъ отношеніяхъ погостъ Тіосто есть одинъ изъ бѣднѣйшихъ въ Городокскомъ уѣздѣ *). Земли полевой при церкви числится не сто дес., а 60, лѣсной дачи вовсе нѣтъ, ибо она въ количествѣ 40—60 дес. еще въ 1850-лъ годахъ отмежевана подъ казну и въ 1892 году окончательно закрѣплена послѣдней безъ всякаго денежнаго вознагражденія церкви или причта за отчужденный церковный фундушъ. Грунтъ или почва и подпочва оставшейся при церкви земли вездѣ песчаны 2) и пахота въ хорошіе урожайные годы даетъ самъ-пять,—обыкновенно же два-три 3) зерна, такъ что едва оплачиваетъ труды земледѣльца. При озерѣ «заливные луга» представляютъ изъ себя наносъ бѣлаго песка и ржавчины, такъ что на сихъ лугахъ, повсюду очищенныхъ отъ кустарныхъ зарослей и находящихся за песчанымъ берегомъ озера, почти на четверть ниже уровня воды, повсемѣстно произрастаютъ лишь мелкая осочка, щетинникъ-травка и бѣлые пуховики или лопушка, т. е. вовсе непитательный для скота кормъ; при томъ въ мокрые годы луга эти часто бываютъ все лѣто подъ водою 4). Между же нивами на поляхъ расчищенный покосъ самый незначительный и безъ травосѣянія въ огородѣ вики или клевера (на поляхъ же нѣтъ вовсе для сего посѣва удобныхъ нивъ) часто нечѣмъ бываетъ кормить лошадь. Садъ фруктовый, какъ посаженный о. Довгялло на песчаной подпочвѣ въ количествѣ 45 деревъ осенью 1886 года, первою же весной въ слѣдующемъ году пришлось на половину перенести на болѣе низменныя мѣста огорода и теперь онъ всегда требуетъ очень большаго ухода, ибо половина деревъ, оставшаяся не пересаженной, на горѣ, вблизи дома при всевозможномъ удобреніи еще не приноситъ плодовъ и ничего «прекраснаго» изъ себя, кромѣ роскошной зелени, не представляетъ. Отдѣльный церковный «фольверокъ Озерки» 41 дес. земли въ 8-ми верстахъ отъ приходской церки есть просто пустошь, представляющая изъ себя на одну треть сыпучій песокъ, на другую треть пространства зыбучій мохъ или котловину съ мелкой зарослью и, наконецъ, только по кусочкамъ кое-гдѣ удобное сѣножатьѳ и пахоту, требующія многой обработки. Причту Тіостовекой церкви за сей фольварокъ крестьяне ближайшей къ нему деревни, пользуясь имъ для выгона своей животины, какъ вознагражденіе, доставляютъ ежегодно лишь нѣсколько саженей дровъ, собирая ихъ по церковнымъ зарослямъ того же фольварка 5). Значитъ, земельныя угодья погоста Тіосто, сравнительно обширныя пространствомъ, хуже всякихъ малыхъ съ хорошимъ сѣнокосомъ и пахотой. То же нужно сказать и о прихожанахъ онаго погоста. Послѣ того, какъ они подѣлились своими хозяйствами и за уничтоженіемъ помѣщиками лѣсныхъ дачъ своихъ въ прежніе годы въ районѣ Тіостовской волости, когда чрезъ это прекратились всякіе мѣстные заработки для крестьянъ, послѣдніе окончательно обѣднѣли. При томъ сіи прихожане за исключеніемъ, конечно, десятка-двухъ домохозяевъ, кажется, ежегодно покупали и покупаютъ хлѣбъ и кормъ для скота по помѣщичьимъ имѣніямъ, платятъ послѣднимъ большіе оброки за пастбища и т. д., такъ что мѣстный причтъ отъ прихода своего или прихожанъ можетъ быть при всемъ ихъ желаніи «щедро надѣлять» никогда не собираетъ хлѣба, а денежный доходъ при ограниченности требъ по церкви получаетъ самый незначительный... Слѣдовательно, составитель некролога о. Іоанна Довгялло, видимо мало знакомъ съ «нашей деревней», хваля то, чего нѣтъ въ настоящемъ и едва ли было въ прошедшемъ времени.
Впрочемъ, съ точки зрѣнія идеалиста, приходъ или погостъ Тіосто можно назвать „богатымъ мѣстомъ *. Отчужденность почти монастырская отъ «міра», расположеніе церковныхъ строеній на полуостровѣ, омываемомъ въ полукругъ водами большого озера, разобщеніе причта церковнаго съ образованными людьми и наукой чрезъ литературу по причинѣ плохаго сосѣдства, отдаленности другихъ причтовъ и почтово-телеграфной станціей (м. Усвяты 30 вер.); съ другой стороны, весенняя и лѣтняя красота природы въ Тіостѣ, игра водной стихіи въ бурю па озерѣ или вѣтра въ грозу на возвышенной сушѣ среди столѣтнихъ растеній, окружающихъ храмъ Божій и т. п.,—все это невольно побуждаетъ мыслящаго субъекта къ созерцательной жизни, къ труду физическому въ часы многаго досуга служебнаго по церкви, или къ работѣ надъ самимъ собою для своей паствы или надъ нивой Христовой и т. д. Не удивительно, поэтому, если о. Іоаннъ Довгялло, какъ идеалистъ, всегда хвалилъ с. Тіосто! Но все-таки не приходится скорбѣть, что Господь не судилъ ему, тружѳнику-пастырю кончить дни земнаго странствованія своего въ глуши, ибо „никто же вожжигаетъ свѣтильникъ и поставляетъ его подъ спудомъ... или не можетъ градъ укрытися, вверху горы стоя» (Мѳ. V гл., 14 и 15 ст.); тѣмъ не менѣе нужно жалѣть всякому, что рано пресѣклась земная жизнь человѣка, искренно любившаго дѣло Божіе, и что о. Довгялло ни однажды не могъ полюбоваться, какъ возросло или растетъ насажденное имъ древо живота вѣчнаго на тѣхъ нивахъ Христовыхъ, гдѣ онъ трудился въ цвѣтѣ лѣтъ, при началѣ своего пастырства.

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» 1903 года от 1 мая №9 мы узнаем , что в Тиостовском храме новый священник переведённый из Свечанского прихода Генадий Иульяновичь Шавельский. Служение отца Генадия продолжалось до 1910 года.
В 1910 году в Тиостовском храме приходской священник Иоанн Яковлевич Кудрявцев.
Из «Полоцких епархиальных ведомостей» 1911 года №44 мы узнаем об «Обозрѣніе церквей епархіи Его Преосвященствомъ Преосвященнѣйшимъ Серафимомъ Епископомъ Полоцкимъ и Витебскимъ.
Въ с. Тіосто Владыка прибылъ изъ с. Козловичи Витебскаго уѣзда въ 7 час. вечера, при колокольномъ трезвонѣ, въ сопровожденіи мѣстнаго благочиннаго протоіерея Димитрія Григоровича, уѣзднаго исправника А. А. Соколовскаго, участковаго инспектора г. Шереметьева, земскаго начальника М. А. Щепилло, станового Пристава г. Голынецъ и наряда конныхъ стражниковъ. По пути слѣдованія Владыки изъ Козловичъ, куда выбывалъ мѣстный благочинный, для личнаго доклада о благополучномъ состояніи церквей благочинія, (которыя обозрѣвались Владыкою уже второй разъ, первый— въ 1903 г.); во многихъ мѣстахъ были устроены арки изъ зелени и цвѣтовъ съ надписью «Благосли Владыко»—и вблизи стояли столы съ иконами и хлѣбомъ-солью. Его Преосвященство выходилъ изъ кареты и благословлялъ народъ съ пожеланіемъ милости отъ Господа. Почти всѣ Тіостовскіе прихожане собрались къ церкви видѣть своего Архипастыря и получить благословеніе. У воротъ ограды, церковный староста, кр. Максимъ Осиповъ, служащій болѣе 20 лѣтъ, поднесъ хлѣбъ-соль Владыкѣ, а подростки крестьяне разсыпали траву и цвѣты. Въ храмѣ Владыку встрѣтили священники церквей: Зайковской—Ивашневъ и Верѣчской—Булыгинъ, а мѣстный священникъ Іоаннъ Кудрявцевъ произнесъ привѣтственную приличную рѣчь, охарактеризовавъ въ ней состояніе приходскаго храма и религіозно-нравственное настроеніе прихожанъ, достаточно приверженныхъ св. церкви. Послѣ обычнаго молебствія и многолѣтія было совершено священникомъ Кудрявцевымъ будничное всенощное бдѣніе, по приказанію Владыки, по случаю кануна поминальной Троицкой субботы. По окончаніи всенощной, Владыка съ предстоящими священниками отслужилъ молебенъ преподобной матери нашей Евфросиніи княжны Полоцкой. Церковный хоръ изъ дѣтей прихожанъ, подъ управленіемъ мѣстнаго псаломщика Булыгина пѣлъ удовлетворительно, а затѣмъ Владыка обратился къ прихожанамъ съ глубоко-назидательнымъ словомъ «0 необходимости христіанамъ быть твердыми въ вѣрѣ и о выраженіи ея въ доброй жизни»,—убѣждалъ быть послушными голосу матери своей православной церкви, нелѣностно посѣщать храмъ, со вниманіемъ выслушивать все то, что поется и читается въ храмѣ и разъяснилъ, что родители должны воспитывать своихъ дѣтей въ страхѣ Божіемъ, обращать строгое вниманіе на ихъ поведеніе, чтобы они могли быть чадами церкви Божіей и опорою въ ихъ старости.»

Из «Полоцких епархиальных ведомостей» 1917 года № 3 мы узнаем, что «Его Преосвященствомъ Преосвященнѣйшимъ Киріономъ, Епископомъ Полоцкимъ и Витебскимъ къ святому празднику Рождества Христова награждены набедренникомъ священники церквей:Тіостовской церкви, Василій Купаловъ: ревностно исполняетъ долгъ службы и проповѣдуетъ изустно. На нужды воиновъ дѣйствующей арміи собралъ въ 1915 и 1916 г. г. 200 р. деньгами и 5 пудовъ холста, всего на сумму до 350 руб.»адказаць
Хотелось бы связатьсяс Надеждой,которая ищет сведения о священнике Безродине,моем прадедеадказаць
Здравствуйте!Кто-нибудь знает о с.Тиосто.И в каких архивах можно найти информацию по метрикам?Интересуют Безроднины,семья священника.адказаць